Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

За свою работу в зоне военных действий ей присудили престижнейшую награду.

Казахстанская журналистка Акмарал Баталова получила премию WinTrade в номинации «женщина года» за серию репортажей и фильмов о войне в Сирии, причем выдвинула ее на премию группа представителей Палаты лордов Парламента Великобритании.

В разрушенном войной государстве Акмарал видела много пугающего и  одновременно заставляющего еще больше ценить мир и спокойствие в родной стране.

В интервью нашему порталу журналистка поделилась впечатлениями, рассказав о жизни на войне.

С чего все начиналось?

— Акмарал, как Вы попали в Сирию? Руководство искало добровольцев или просто назначило тех, кто поедет?

— Наша поездка стала закономерным результатом моего интереса к происходящему в этой стране. Изучением сирийского кризиса я занимаюсь с самого его начала в 2011 году. Тогда я жила в Великобритании, а там этот вопрос освещался очень активно. В 2015 году, во время крупнейшего со времен Второй мировой войны кризиса с беженцами, мне лично пришлось столкнуться с ним в Турции. Я беседовала с сирийцами, готовящимися отправиться в опасное путешествие на резиновых лодках, встречалась с турецкой береговой полицией, видела тела утонувших при попытке переплыть Эгейское море. Посетила лагеря беженцев на греческом острове Хиос, читала новости на английском, русском, турецком, арабском языках, пытаясь понять, что же все-таки происходит в Сирии.

Всё это стало отправным пунктом для более глубоких изысканий: я стала изучать историю Леванта в общем и сирийского государства в частности. Как журналист-фрилансер с самого первого раунда наблюдала за Астанинским процессом. Освещала его результаты и писала обзорные статьи по Ближнему Востоку для вашего портала.

Лично познакомилась со многими участниками Астанинских переговоров. Взяла интервью у министров иностранных дел России Сергея Лаврова и Ирана — Мухаммада Джавад Зарифа. Разговаривала с главами делегаций-стран участниц – России, Турции, Ирана и спецпредставителем ООН Стефаном ди Мистурой. Несколько часов провела, беседуя с представителями противоборствующих сторон сирийского конфликта — с главой правительственной делегации, послом Сирии в ООН Башаром Джа’афари,

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

полевыми командирами различных оппозиционных военных формирований и главой крайне радикальной группировки «Джаиш аль Ислам» Мухаммадом Алушем.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

Самый древний город на планете

— На основе этих материалов наш продюсерский центр «Sezar films» выпустил серию документальных фильмов. «Столица примирения» — о достижениях Астанинского процесса, «Религии мира» — о том, что общего между всеми мировыми конфессиями и как сохранить в Казахстане нашу многоцветную, многоконфессиональную мозаику.  В фильме «Сохраняя спокойствие» мы попытались проследить причины сирийского конфликта, на примере этой страны понять, как нам избежать радикализации ислама и сохранить нашу национальную самоиндификацию. Особенность фильма еще и в том, что

в нём впервые одновременно представлены мнения двух воюющих сторон конфликта,

то есть людей, в реальной жизни смотрящих друг на друга через прицел.

В Сирию мы поехали с оператором Евгением Махметовым 6 сентября 2018 года по официальному приглашению правительства и посла САР в России Риада Хаддада. В ходе поездки мы передали серию специальных ТВ-репортажей для Хабар24 из Дамаска, Алеппо, Холмса и Пальмиры.

— Помните ли свои первые впечатления от страны и людей? Какие они были? Какие эмоции у Вас преобладали во все время пребывания там? 

 — По прилету, пока мы ехали из аэропорта в отель, видели разрушенные пригороды столицы. Вдоль дороги мелькали скелеты домов с пустыми глазницами окон. Но, сам Дамаск вибрировал и дышал жизнью.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

Мне подумалось, что самый древний город на нашей планете, который по преданию основали изгнанные из рая Адам и Ева, будет существовать вечно. Во многом благодаря людям, в нём живущим. И ведь их немало. Даже когда ИГИЛ и вооруженные повстанцы захватили большую часть Сирии, 80% населения находилось на 15% контролируемых правительством территориях.

Только в столице сейчас проживает около 8 млн человек

На улицах невероятное количество машин, в том числе довольно много иномарок, совсем не старых моделей.

Казахстан здесь знают и очень уважают

— Сирийцы очень дружелюбны и уважительны к гостям. Разумеется, после всего, что случилось в их стране, они сначала внимательно и настороженно приглядываются к приезжим. Но доброту, гостеприимство и щедрость, свойственные большинству представителей этого народа, невозможно уничтожить безвозвратно.

Приведу несколько примеров. По дороге в Пальмиру мы заскочили в аптеку в одном из населенных пунктов.

Когда хозяин узнал, что я из Казахстана, он отказался брать деньги за лекарства

Это при том, что сейчас в Сирии из-за западных санкций медикаменты на вес золота! «Kazakhstan, Astana, peace talks!» — сказал он, показывая вверх два больших пальца. Я оставила ему свой головной платок с казахским орнаментом в благодарность.

Город Маалюля — единственное место, где еще говорят на арамейском языке, на котором проповедовал Иисус Христос. Монахиня, которая с другими сёстрами по вере провела в плену у террористов около двух лет, отказалась давать мне интервью. Она сказала, что не хочет вспоминать плохое.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

 

Но добавила, что благодарна сирийской армии, которая спасла их от ужасов пленения и смерти. Монахиня подарила мне освященный крестик для защиты в дороге.

Когда я сказала ей, что я – мусульманка, она ответила: «Какая разница? Бог – един.

Мы — мусульмане и христиане Сирии, всегда жили в мире друг с другом

За это нас и хотят наказать те, кому важно делить людей, чтобы править нами и захватить нашу страну и ресурсы».

По дороге в Хомс мы также посетили древнюю крепость, расположенную на высоте около 650 метров. Когда-то ее построили курды, затем это был один из самых неприступных замков крестоносцев на Святой земле. В Википедии и российских источниках она называется Крак де Шевалье, но сами сирийцы именуют ее крепостью султана Бейбарса. Он долго жил там, уходил оттуда в военные походы и возвращался туда же.

Этот народ сломить невозможно

— Замок включен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Поэтому, когда в 2013 году его захватили террористы, сирийская армия отказалась от обстрела, чтобы сохранить важный памятник культуры. В 2014-м радикалов выбили оттуда, часть внутренней отделки все же пострадала.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

Буквально перед нашим приездом завершились основные работы по расчистке завалов и крепость открылась для посетителей.

Во время осмотра к нам присоединился седоватый, невысокого роста, тщедушный мужчина. Он хромал, всё лицо его было в шрамах. На нем ярко выделялись печальные, черные глаза. На какое-то время он исчез, а потом догнал нас и протянул мне простое, металлическое кольцо. Я растерялась, а гид сказал, что, наверное, он хочет денег. Сопровождавший нас чиновник протянул ему пару купюр, но тот затряс головой, отказываясь, что-то промычал в ответ и продолжал протягивать мне на раскрытой ладони кольцо. Я взяла, заметив, что у него все пальцы страшно искривлены.

Позже оказалось, что это — местный житель, которого игиловцы держали в плену и издевались над ним. Они сталкивали его с высоких каменных лестниц, переломали ребра и пальцы, изрезали ножом лицо, пытались вырвать язык. Смотритель крепости подтвердил его рассказ и сказал, что от пыток тот немного тронулся умом. Когда в замок вошли солдаты сирийской армии, мужчина плакал от радости. Теперь он не уходит оттуда и сопровождает всех посетителей, пристально вглядываясь в лицо каждого.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

Когда мы спустились с горы к автобусу, я достала казахстанский шоколад из чемодана и подарила этому мужчине. Он сначала прижал плитку с флагом Казахстана ко лбу, потом поцеловал ее и медленно промычал так, чтобы я поняла: «You… beautiful… Welcome… I… love you…»

Еле сдерживая слезы, я подумала, что невозможно сломить народ, который пытают, отрубают ему голову, потрошат на пересадку органов, морят голодом, бомбят, топят в море, уничтожают всеми возможными способами, но, несмотря на всё это, он находит в себе силы и говорит гостю: Добро пожаловать… Я люблю тебя….

Дороги сирийцы восстанавливают с удивительной скоростью

Что больше всего из увиденного запомнилось? Может быть, были какие-то характерные моменты для сегодняшней сирийской ситуации. И наоборот, что-то, что видели только в одном месте?

В Дамаске по вечерам все рестораны заняты, за столиками сидят модно одетые люди. Днем, в бассейнах пятизвездочных отелей плавают и загорают молодые парни и девушки. А в Алеппо, когда мы решили перекусить в уличном кафе среди взорванных домов, к нам подошли дети и просили еду. Понимаю, что такую картину можно наблюдать в любой стране мира. Даже кое-где в Европе просят милостыню на улицах, но в Сирии этот контраст особенно поражает.

До боли в душе потрясают невосполнимые разрушения, причиненные этой древней стране. Сказочная Пальмира пережила завоевания ордами захватчиков в древности. Никто из них не осмелился разрушить ее красоту. А наши с вами современники — террористы со всех стран мира, превратили этот древний памятник человеческой истории и культуры в сплошные руины.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

Удивительно, с какой скоростью сирийцы восстанавливают самые важные объекты и дороги. Как только сирийская армия освобождает какой-либо провинциальный центр, сразу же реконструируется разбомбленная трасса, связывающая его со столицей. Мы как раз ехали по отремонтированной, европейского качества, новой дороге из Дамаска в Алеппо, где еще два года назад шли бои, когда я прочла в новостях, что в Казахстане все областные центры будут связаны друг с другом новыми дорогами только через семь лет.

В Сирии первыми в очереди на восстановление стоят школы и больницы. При этом правительство уделяет большое внимание реставрации исторических и культурных объектов, религиозных святынь. Здесь за годы войны было разрушено более трехсот археологических памятников.

Многие граждане, понимая, что у правительства на всё сил не хватает, сами ремонтируют свои дома и помогают соседям.

К бомбежкам все уже привыкли

— Насколько по-Вашему война влияет на людей и их поведение?

В самом конце поездки мы с сирийскими друзьями ужинали в отеле, на террасе ресторана. И тут Израиль начал бомбить аэропорт Дамаска. Я видела, как сирийское ПВО перехватило несколько ракет в ночном небе, и они взорвались, как фейерверк.  Меня поразила реакция сирийцев. Взглянув на небо в начале обстрела, все вокруг продолжали кушать, разговаривать, курить кальян. За одним из соседних столиков мужчины, как ни в чём ни бывало, играли в нарды, за другим группе девушек именно в этот момент вынесли красивый торт.

Жизнь на войне: журналистка из Казахстана побывала в Сирии и рассказала о пережитом

ФОТО: ЕВГЕНИЙ МАХМЕТОВ

Они дружно пели «Happy birthday to you!», не обращая внимания на взрывы. Не выдержав, я спросила друзей: Почему никто не боится и не бежит в убежище?.

Они ответили: «Просто все уже привыкли»

На следующий день перед отлётом мы увидели выбитые стёкла в здании аэропорта и меня опять удивило поведение служащих, таможенников и пограничников. Они все были абсолютно спокойны, очень дружелюбны, приветливо улыбались, приглашали приехать еще. У нас, даже в мирное время, не всегда увидишь такое доброе отношение к пассажирам. Мы улетели, а через три часа израильтяне вновь бомбили аэропорт и сбили российский самолет. Об этом мы узнали уже в Москве.

Продолжение следует