Казахстан стоял в шаге от радиационного заражения

Казахстан стоял в шаге от радиационного заражения

Международная организация считает, что после взрыва в Белом море радиоактивное облако могло добраться до Казахстана. Россия уверят – опасность нулевая.

фото: voennoedelo.com

8 августа на военном полигоне в Архангельской области при испытании жидкостной реактивной двигательной установки произошел взрыв. Не обошлось без жертв: погибли семь человек, еще несколько получили различные травмы.

Каких-либо других подробностей ЧП немного

По словам главы «Росатома» Алексея Лихачева, инцидент произошел в результате испытания «нового специзделия».

Из официального заявления руководства Всероссийского НИИ экспериментальной физики (РФЯЦ-ВНИИЭФ) следует, что при катастрофе реализовался «непрогнозируемый сценарий», и испытателям «не удалось все предусмотреть». При этом испытания велись уже около года, причем проводились на морской платформе.

Научный руководитель НИИ Вячеслав Соловьев сказал, что одно из направлений работы — «создание малогабаритных источников энергии с использованием радиоактивных делящихся материалов».

«Росатом» уточнил, что

слово «реактор» к катастрофе в Белом море неприменимо:

речь идет именно о радиоизотопном источнике питания, то есть о «ядерной батарейке».

Почему это важно?

Вообще, подробности о катастрофе тщательно скрываются. Не известны ни детали происшествия, ни подробности о самом устройстве, ни предварительные версии случившегося.

О произошедшем вскоре могли бы все забыть, если бы не одно побочное явление – радиация

8 августа в Северодвинске (город в Архангельской области с населением около 180 тыс. человек) наблюдалось превышение радиационного фона. Заместитель научного руководителя РФЯЦ Александр Чернышев признал, что связано это с испытаниями. Однако отметил, что превышение было небольшим (в 2 раза) и длилось не более часа.

Однако эти данные не сходятся с показателями других ведомств. После аварии на сайте Росгидромета появилось сообщение о превышении в Северодвинске мощности дозы гамма-излучения в 4-16 раз. Вскоре после взрыва эти значения стали уменьшаться. Метеорологи связали это с прохождением облака радиоактивных инертных газов.

Взгляд из-за океана

За развитием ситуации в США следят, видимо, даже пристальней, чем в России. По поводу случившегося высказались и политики, и ученые, и авторитетные журналисты. Многие сходятся во мнении, что масштаб аварии сильнее, чем уверяют в РФ. Дальше всех в этом вопросе продвинулось The Wall Street Journal.

19 августа издание написало, что две российские станции международной системы мониторинга ядерных испытаний перестали передавать данные. Одна из них расположена в Дубне (Московская область, примерно 1 200 км от Северодвинска), вторая – в Кирове (около 1 100 км). На следующий день выяснилось, что с 11 августа данные не передают станции на Алтае (Залесово, более 3 000 км до Северодвинска) и Чукотке (Билибино, около 4,7 тыс. км).

Об этом изданию рассказал представитель Организации по Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) Лассина Зербо. Все станции принадлежат Министерству обороны России, которое не комментирует причины сбоев. 20 августа Зербо заявил, что две станции возобновили подачу данных.

В международной организации, несмотря на дефицит информации, создали карту теоретического распространения радиоактивного облака.

Плохая новость – оно покрывает практически всю территорию Казахстана

11 августа заходит в западные регионы, а 14-16 августа накрывает всю страну. Однако важно помнить: эта карта – всего лишь теоретические выкладки.

«Чтобы избежать недопонимания, разъясняем: это стандартная аналитическая модель распространения радионуклидов, и она не показывает их наличия, а только функцию вероятного пространственного распределения от времени. Она НЕ означает реального обнаружения (радиации) и не показывает рисков для здоровья людей», — говорится в официальном сообщении ОДВЗЯИ.

Реакция властей

Ситуацию вскользь прокомментировал Владимир Путин. Президент России заявил, что радиационная обстановка в норме, «но превентивные меры принимаются, чтобы не было никаких неожиданностей». По его словам, пострадавшие и погибшие при взрыве «выполняли важнейшую государственную функцию» и будут представлены к наградам.

Заместитель главы МИД РФ Сергей Рябков в свою очередь заявил, что Россия в общем-то и не обязана передавать данные о радиации международным организациям – это дело строго добровольное. По его словам, исчерпывающие разъяснения о произошедшем и его последствиях «были даны профильными структурами, и комментарии все были даны, в том числе на высшем уровне».

Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков сказал, что разговоры о радиоактивном облаке после взрыва на военном полигоне в Архангельской области — абсурд. По его мнению,

сама формулировка «карта, как радиоактивное облако могло распространяться после аварии», абсурдна

Он призвал ориентироваться в этом вопросе на заявление главы государства по факту произошедшего.

Таким образом, власти России делают вид, будто бы ничего особенного и не произошло. И похоже, всячески стараются замять эту тему. На Западе же, наоборот, инцидент получил чрезмерную огласку. И это повлекло за собой большое количество слухов и домыслов.

Тем временем

Нёнокс – маленькое село в 500 человек, расположенное в Архангельской области. На днях оно стало известно далеко за пределами России. Причина – видео встречи военного с местными жителями.

«Вот там происходила работа по проверке одного из ракетных двигателей. Но этот ракетный двигатель питается ядерными изотопами. Произошла нештатная ситуация — в результате взрыв. Но не ядерный, а взрыв взрывчатого вещества, в результате чего вот эти элементы оказались на конструкциях, которые там находятся. И люди, которые там находились, получили заражение», — объясняет военный.

Из видео понятно, что к берегу рядом с селом прибило понтон «с цепями и приборами». Военный запрещает жителям подходить к нему и пытаться унести детали. Он также рассказал, что испытания производились и ранее. Но жителей не эвакуировали, потому что необходимости в этом нет.

При подготовке текста использованы материалы «Коммерсанта», The Bell и Lenta.ru