Волнения в Кыргызстане: никто из соседей страны не заинтересован в обострении ситуации

Волнения в Кыргызстане: никто из соседей страны не заинтересован в обострении ситуации

Новая революция в Кыргызстане — удастся ли она Атамбаеву? Экс-президент сейчас будет не защищаться, а нападать. Но заинтересованных в реальном обострении крайне мало.

Кадр из видео телеканала «Апрель»

Противостояние экс-главы Кыргызстана Алмазбека Атамбаева и действующего президента Сооронбая Жээнбекова перешло в «горячую фазу». Накануне силовики попытались штурмовать резиденцию Атамбаева, но сторонники последнего отбили атаку. В регионах формируют «колонны поддержки», причем обе стороны.

Востоковед Александр Князев полагает, что Атамбаев борется не за свободу, а за власть. Как минимум, за возвращение хотя бы части былых полномочий. И чем все закончится – точно сказать невозможно. Но никому не нужны толпы беженцев.

Об этом Александр Князев сказал в интервью порталу 365info.

Экс-президента подстегивают амбиции

— Александр Алексеевич, в свое время Атамбаев и Жээнбеков были фактически соратниками. Как вышло, что сейчас они оппоненты?

— Начнем с того, что Киргизия – это маленькая страна с ограниченными ресурсами. И обладать властью – значит контролировать финансовые потоки. По крайней мере после первого антиконституционного переворота и свержения Аскара Акаева в 2005 году началась борьба за них.

Просто здесь слишком маленький пирог, который на двоих не делится

Хватит только на одного, плюс его окружение. При этом окружение может быть семейным, как в случае с Жээнбековым, или кланово-групповым, как у Атамбаева.

Поэтому изначально нельзя было рассчитывать, что предыдущее временное сотрудничество и внешне мирная передача власти продолжится таким же мирным сосуществованием.

Свою роль сыграли и личностные факторы, в частности Атамбаева. Еще до его вступления в должность президента многие эксперты утверждали, что налицо зашкаливающие амбиции. Сегодня все это проявляется.

— За личностями еще и стоят целые группировки, которые тоже особо не дружат.

— Да, это разные кланы, каждый из которых опять-таки стремится доминировать в сфере контроля финансовых потоков. Вообще противостояние Севера и Юга в Киргизии имеет довольно большую историю – началось оно еще с дороссийских времен. Сейчас мало кто вспоминает, что отряды северных киргизских манапов (когда Север был уже присоединен к Российской Империи) завоевывали юг страны. Тогда началась война с Кокандом, с которым были аффилированны южные племена.

Сейчас северяне начинают формировать группы поддержки, которые намереваются отправить в Бишкек на помощь Атамбаеву. Таковые создаются в Чуйской, Иссык-кульской, Нарынской, немножко Таласской области.

— Говорят, что на Юге тоже формируются колонны, которые тоже якобы собираются выдвигаться в Бишкек, но уже на помощь Жээнбекову.

— Не исключено, такое бывало в истории неоднократно.

Вообще такая ситуация вполне нормальна для общества, которое по своей глубинной сути остается родоплеменным. Оно разделено на региональные кланы с разными интересами, каждый из которых стремится доминировать. Причем уже даже разделение проецируется не только на этнических киргизов, но и на все общество в целом.

Даже северянам в качестве лидера Атамбаев уже не нужен

— То есть одна из главных причин постоянного конфликта, что не получается просто разделить сферы, чтобы хватило всем?

— Да. Наверное, сам Атамбаев себя после выборов видел неким духовным лидером, у которого еще и сохранится контроль в сугубо материальной сфере. Но других это не устроило.

— Точкой отсчета уже открытого противостояния многие называют начало 2018 года. Сначала Жээнбеков объявил непримиримую войну с коррупцией «невзирая на лица и должности». Потом начались преследования людей Атамбаева, связанные с аварией на ТЭЦ. Вы согласны с этим мнением?

— Если говорить о внешних проявлениях, то наверное да. Однако тот же скандал вокруг ТЭЦ – это всего лишь повод. Примерно в ноябре 2017, когда выборы уже прошли, но до инаугурации, я говорил в интервью, что «в планах Жээнбековых Атамбаева нет». Это было ясно еще тогда.

— Кстати, почему Атамбаев вообще вернулся в Бишкек из Москвы? Мог бы там и остаться.

— Это заработали его нездоровые амбиции. Атамбаев очень хочет остаться в истории, причем конечно, в позитивном образе.

Но он понимает, что в нынешней ситуации таких шансов нет, поэтому нужно совершить некий новый виток возвращения. Наверное, еще и не было уверенности в сохранности личных активов, собственности…

— В историю или во власть?

— Полагаю, что в его случае — в комплексе. По крайней мере, надеется вернуть некий контроль над частью полномочий.

Может быть,

планирует переформатировать какие-то конституционные основы и стать неким лидером «над властью»

И в принципиальных вопросах даже управлять ею.

Но в реальности такое вряд ли получится. Даже для северных кланов (которые желают реванша и власти) Атамбаев может служить только неким поводом. Как лидер он не нужен.

Киргизия непредсказуема

— Так чем все происходящее закончится?

— Я бы не стал делать прогнозы на краткосрочном уровне. В некоторых вопросах Киргизия вообще не предсказуема. Например, Атамбаев может не пожалеть денег и купить руководство силовых структур – такое уже бывало в истории. Хотя и Жээнбековы тоже далеко не слабая семья.

Сейчас я даже не вижу какого-то простого решения. Можно только сказать, что стабильности не будет однозначно при любом раскладе. Даже если удастся каким-то образом ослабить конфликтность. Например, людей из регионов не пропустят в Бишкек и избегнут силового противостояния, но все равно история затянется.

Из Атамбаева сделают некое знамя, под которым будут протестовать против действующей власти

Но не думаю, что в этом качество он долго пробудет.

В общем, будет постоянный долгосрочный конфликт разной степени интенсивности, то есть покоя можно не ждать.

— А в гражданскую войну не выльется?

— Вряд ли. В современном мире даже в отдельно взятой Киргизии не все решают Жээнбековы и Атамбаевы, есть еще и внешние акторы.

Ни одна из соседних стран, никто из крупных партнеров Киргизии не заинтересован в силовом конфликте в этой стране

Никому не нужны дополнительные траты на усиление границы, или потоки беженцев на своей территории. Так что, если появится реальная опасность, найдут, как не допустить подобного. Я скептически отношусь к ОДКБ, но в данном случае могут задействовать и эту структуру.

Сейчас не начало 90-х, когда гражданскую войну в Таджикистане на первом этапе пустили фактически на самотек. Время другое.